Доказывание в гражданском процессе научная статья

Доказательства и доказывание в гражданском процессе

Доказывание в гражданском процессе научная статья

Оганян А.А.

Доказательства и доказывание в гражданском процессе

В статье анализируется актуальные проблемы современного гражданского процесса в области собирания доказательств и процесса доказывания во всех стадиях гражданского судопроизводства.

Ключевые слова: гражданский процесс, доказательства, доказывание, суд, права, стороны процесса.

EVIDENCE AND PROOF IN CIVIL PROCESS

The article analyzes actual problems of modern civil process in the field of collection of evidence and process of proof in all stages of civil proceedings.

Key words: civil process, evidence, proof, court of law, the parties to the process.

Доказательства в юриспруденции имеют очень важное как теоретическое, так и практическое значение, потому как основной задачей гражданского судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданского дела, где значительную роль играет установление фактических обстоятельств дела.

Обращаясь к ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ [1], мы находим законодательное определение понятию «доказательство».

Под доказательствами по делу понимаются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В качестве источников этих сведений могут выступать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Следует иметь в виду, что данный перечень средств доказывания является закрытым, т.е. исчерпывающим.

Ч. 2 ст. 55 ГПК РФ устанавливает положение о том, что доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и потому не могут быть положены в основу решения суда. Это связано с понятием о допустимости доказательств.

Допустимость доказательств в гражданском процессуальном праве означает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могу подтверждаться никакими другими средствами доказывания (ст. 60 ГПК РФ).

Так, никакие сведения и сообщения о фактах, полученных вне процесса, не могут быть использованы судом. Также не могут быть использованы судом доказательства, полученные, к примеру, под влияние угрозы или насилия.

При сборе доказательств не могут нарушаться конституционные права на неприкосновенность частной жизни, право тайны переписки и телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и др.

Ограничение данных прав возможно только на основании судебного решения.

Таким образом, будут признаваться недопустимыми оперативнорозыскные мероприятия в качестве доказательств, в частности аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда.

В вопросах о допустимости доказательств допустимость может носить общий и специальный характер.

Общий характер предполагает соблюдение требований о получении информации из определенных законом средств доказывания, специальный характер предполагает либо использование определенных доказательств для установления обстоятельств дела (позитивная допустимость) либо запрещение использования определенных доказательств (негативная допустимость).

Кстати, в процессуальной теории нет единства мнение относительно правовой природы и содержания судебных доказательств.

Большинство ученых рассматривают доказательства как сведения о фактах в установленных законом средствах доказывания. Некоторые предполагают определять доказательства в двойственном значение: и как фактические данные, и как процессуальные средства доказывания [5, с. 202].

Концепция судебных доказательств, в соответствии с которой сущность доказательств определяется единством их содержания и процессуальной формы, наиболее правильная.

Таким образом, структура судебных доказательств имеет два взаимосвязанных элемента: сведения о фактах и средство доказывания (их процессуальная форма).

Сведения о фактах, полученных в непредусмотренной законом процессуальной форме, не могут использоваться судом для установления фактических обстоятельств по делу.

Таким образом, наличие процессуальной формы является основным отличием судебных доказательств от несудебных.

Помимо достоверности и относимости доказательств, суд в процессе рассмотрения дела учитывает достоверность и достаточность доказательств.

Таким образом, доказательствами по делу в гражданском судопроизводстве являются полученные сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих важное значение для правильного разрешения и рассмотрения дела. ГПК РФ предлагает закрытий перечень источников таких сведений.

Наряду с понятием доказательств необходимо различать такое понятие как доказывание в гражданском процессе. В ГПК РФ процесс доказывания регулируется нормами главы 6.

Понятие о доказывании как о сложном и длящемся процессе складывается отнюдь не в законе, но в теории гражданского процесса. Большое количество споров вызывает определение предмета, объема и субъектов судебного доказывания.

Одни рассматривают доказывание только в качестве процессуального действия сторон по представлению доказательств, опровержению доказательств противника, заявлении ходатайств (т.е. исключается включенность в процесс доказывания непосредственно суда). Другие понимают доказывание как систему процессуального взаимодействия сторон — участников дела и суда [6, с. 30].

И хотя принцип состязательности сторон действительно обязывает каждую из сторон доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, нельзя игнорировать полномочия суда в процессе доказывания. Ведь согласно ч.2 ст.

56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, а какие нет, какой стороне надлежит доказывать те или иные обстоятельства, суд вправе выносить обстоятельства на обсуждение, даже при условии, что стороны на них не ссылались вовсе.

Также суд вправе предложить сторонам предоставить дополнительные доказательства по делу.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» указано, что судье следует во всех случаях предлагать сторонам указывать, какие именно обстоятельства могут быть подтверждены представленными доказательствами [2].

Кроме того, суд может, если для сторон это затруднительно, оказать помощь в сборе и истребовании доказательств (ч.1 ст. 57 ГПК РФ). У суда есть прерогатива давать оценку доказательствам, так, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основываясь на всестороннем и полном исследовании имеющихся в деле доказательств (ч.1 ст. 67 ГПК РФ).

Таким образом, законодателем не закреплена реальная возможность состязаться на стадии досудебного производства. Причиной тому является:

Во-первых, на досудебном производстве имеются только две стороны, и поэтому объективно разрешить спор между ними способен только незаинтересованный и независимый судья, который на современном этапе не предусмотрен законом. Исключением является судебный контроль.

Во-вторых, неравенство прав в собирании доказательств.

В-третьих, тайна следствия.

Судья Конституционного Суда Российской Федерации, К.В. Арановский, отмечает, что иностранные заимствования, вступая в противоречие с базовыми иллюзиями и ценностями, перерабатываются по существу.

Розыскные начала сохранились, а заимствования укорениться в местной процессуальной традиции не смогли и повлекли издержки – угрозу справедливости и правам обвиняемого, у которого средств состязания со следствием не хватает, тогда как обвинение вне правил розыска избавилось от обязанности блюсти беспристрастную объективность» [3].

Совершенно верно указывает К.В. Арановский. Заимствованная российским законодателем англо-американская модель состязательности не согласуется с действующей системой уголовного судопроизводства, поскольку на стадии досудебного производства, осуществляемом в розыскной форме, отсутствуют равные процессуальные возможности.

Решение существующей проблемы представляется в ведении института следственных судей.

Согласно концепции, которая была предложена А.В. Смирновым, следственный судья будет выполнять следующие функции:

  1. Функция судебного контроля в досудебном производстве, а также формирование необходимой и достаточной доказательственной базы для последующего рассмотрения дела в суде либо его прекращении при недостаточности доказательств.
  2. Оказание стороне защиты помощи в получении доказательств путем направления судебного запроса в различные организации и учреждения, которые отказали или откажут в предоставлении сведений защите при направлении адвокатского запроса.
  3. Предварительная оценка допустимости доказательств следственным судьей по ходатайству защиты и по собственной инициативе [5].

Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что на современном этапе состязательность реализуется в отечественном гражданском процессе, во время судебного контроля на досудебном этапе судопроизводства, а также на этапе судебного производства по уголовным делам. Для реализации принципа состязательности на этапе досудебного производства необходимо введение института следственных судей. В тоже время, необходимо отметит, что концепция предложенная советником Конституционного Суда А.В. Смирновым нуждается в доработке.

Источник: https://vuzru.ru/dokazatelstva-i-dokazyvanie-v-grazhdanskom-protsesse/

Институт раскрытия доказательств в гражданском процессе

Доказывание в гражданском процессе научная статья

Попов, Д. В. Институт раскрытия доказательств в гражданском процессе / Д. В. Попов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 21 (259). — С. 382-384. — URL: https://moluch.ru/archive/259/59632/ (дата обращения: 04.12.2020).



Ключевые слова:раскрытие доказательств, гражданский процесс, доказательство, судебное доказывание, судебное разбирательство.

Одним из важнейших действий любой стороны в гражданском процессе является обязанность доказать те факты, которыми она руководствуется с целью обоснования своих требований либо возражений. В свою очередь, процедура доказывания представляет собой ключевой элемент судебного разбирательства, т. к.

именно в этот момент разрешается спорное правоотношение. Но доказывание — не есть простая совокупность действий стороны по предоставлению и оглашению сведений о фактах и событиях, имеющих отношение к рассматриваемому спору.

Это четкая процедура, состоящая из этапов, одним из которых является раскрытие доказательств.

Долгое время между учеными не было ясности о наличии либо отсутствии данного этапа в судебном доказывании. Раскрытие представлялось в качестве действия, неразрывно связанного с представлением доказательств, либо с собиранием. Институт существовал лишь формально, однако, по мнению Баулина О. В.

, — «Говорить о том, что нормы о раскрытии — абсолютная новелла российского законодательства, было бы неверно. Отдельные положения, которые можно рассматривать как устанавливающие обязанность раскрывать доказательства, и ранее содержались в процессуальном законодательстве» [6, с.3].

В подтверждение этих слов следует сказать, что регламентация раскрытия доказательств произошла еще в Арбитражном процессуальном кодексе в редакции от 1.09.2002 года, а именно, в п.3 ст.

65: «Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом» [1, ст. 65].

Однако, в сравнении с арбитражным, в гражданском процессе отсутствовала норма, которая прямо регулировала бы процесс раскрытия.

Статьи о данном институте были «разбиты» по Гражданскому процессуальному кодексу, в частности, одним из проявлений института раскрытия доказательств в ГПК является статья 132, содержащая сведения о документах, прилагаемых к исковому заявлению, в котором, помимо всего прочего, должна быть ссылка на доказательства, обосновывающие требования и возражения.

К исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец обосновывает свои требования, что говорит о направлении стороне состязательного документа и одновременно раскрытии доказательства. Часть 3 статьи 71 ГПК РФ подразумевает: «Копии письменных доказательств, представленных в суд лицом, участвующим в деле, или истребуемых судом, направляются другим лицам, участвующим в деле» [2, ст. 71], что говорит о процессуальной обязанности предоставить копию письменного доказательства в целях раскрытия перед другой стороной. Пункт 1 части 1 статьи 149 Гражданского процессуального кодекса содержит обязанность истца передать ответчику копии тех доказательств, на которых он обосновывает фактические основания иска. Но наиболее точной нормы кодекс не содержал.

Однако, законодатель в 2018 году внес ясность в понимание раскрытия доказательств как отдельного процесса доказывания. В Федеральном законе от 28 ноября 2018 г.

N 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ГПК РФ в главе о доказательствах и доказывании статья 56 претерпела значительные изменения, а именно, была дополнена частью 3: «Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено Кодексом» [3, п. 25 ст. 10]. Это положение говорит о том, что теперь раскрытие доказательств не является формальным институтом, каким оно было до введения данных изменений, теперь это конкретная гражданско-процессуальная норма, указывающая на конкретную процессуальную обязанность сторон.

Но признание этого процессуального этапа в качестве такового кодексом еще не является четким образованием института раскрытия доказательств.

Важно заметить, что данные изменения ничего не устанавливают относительного того, что понимается под раскрытием, на каком этапе будет производиться раскрытие доказательств, какие виды доказательств подлежат раскрытию, сроки раскрытия, ответственность за неисполнение данной процессуальной обязанности. Эти пробелы будут порождать значительное количество неточностей в применении введенной нормы.

Прежде чем формулировать определение раскрытия, необходимо зафиксировать основную цель введения данного института в гражданский процесс. О. В.

Баулин считает: «Цель раскрытия — предварительное доведение до участников процесса и суда содержания доказательственного материала» [4, с.

3], что является довольно простой формулировкой, однако существенный признак здесь имеется — предварительное доведение до стороны сведений о материалах доказывания. В свою очередь Ю. В.

Кайзер видит цель раскрытия более широкой: «Цель раскрытия доказательств заключается в обеспечении рассмотрения и разрешения дела в одном судебном заседании…» [6, с. 93], среди признаков которой рассматривается заблаговременное и взаимное осведомление сторон о наличии имеющихся доказательств, которыми будет обосновываться их позиция по делу.

Таким образом — целью раскрытия доказательств стоит считать предварительные, на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, действия по ознакомлению сторон об имеющихся доказательствах, которые они намерены использовать при рассмотрении дела по существу.

Для верного и правильного применения раскрытия доказательств было бы целесообразным привести понятие этого этапа судебного доказывания.

«Раскрытие доказательств — это деятельность лиц, участвующих в деле, по заблаговременному, до начала основного судебного заседания, ознакомлению других лиц, участвующих в деле, со всеми состязательными документами и доказательствами, на которые они ссылаются как на основание своих требований или возражений и которыми они намерены воспользоваться в ходе осуществления доказательственной деятельности, с целью рассмотрения и разрешения дела в одном судебном заседании» [6, с. 93]. Именно такая формулировка представляется наиболее обоснованной, содержащей все предпосылки для дальнейшего регулирования данного института процессуального права.

Одним из важнейших критериев раскрытия является критерий заблаговременности, т. е. уведомление лиц о имеющихся доказательствах заранее до начала рассмотрения спора по существу. Введенные изменения в ст.

56 упоминают о сроках раскрытия доказательств лишь формально «в пределах срока, установленного судом».

Такая формулировка представляется неточной, создает возможность стороне приобщить материалы дела без предварительного ознакомления других лиц с этими документами, что ведет к невозможности полноценно и точно формировать точку зрения в ходе рассмотрения спора по существу.

Более правильной будет введение дополнительной части, содержащей обязанность стороны раскрыть свои доказательства и сведения о них путем направления копий всем участникам процесса в момент подготовки дела к судебному разбирательству.

В случае неисполнения одной из сторон обязанности по раскрытию доказательства наиболее адекватной мерой будет являться не штраф, а определение суда о признании нераскрытого доказательства недопустимым для исследования и утратившим свою юридическую силу. Кайзер Ю. В.

по этому поводу говорит следующее: «…нераскрытые доказательства не могут быть положены в основу судебного акта в подтверждение наличия или отсутствия юридически значимых фактов.

Если суду будет предоставлено право исследовать доказательства, полученные в стадии судебного разбирательства без заблаговременного ознакомления лиц, участвующих в деле, с их содержанием и формой, то такая позиция повлечет злоупотребление субъектами гражданско-процессуальных отношений процессуальными правами, поскольку будет ставить одну из сторон спора в более выгодное положение» [5, с. 211].

Необходимо отметить, что законодатель не предусмотрел момент, какие виды доказательств подлежат раскрытию, в связи с чем могут возникнуть вопросы при реализации данной нормы.

Так как все доказательства имеют одинаковую юридическую силу, то и раскрытие необходимо по отношению ко всем видам доказательств, а не только к письменным документам.

Таким образом, и вещественные доказательства, и аудио, видео — материалы, свидетельские показания, относящиеся к существу спора, также подлежат раскрытию.

В завершение данного исследования нельзя не отметить большой шаг законодателя в вопросе модернизации гражданского процессуального права, а именно, регламентации прогрессивного института раскрытия доказательств, воспринятого в западных правовых системах.

Установление данной нормы свидетельствует о легальном признании этого процессуального института, предпосылки которого были заключены в вышеназванных статьях еще с момента вступления кодекса в законную силу.

Однако, важно заметить, что установление нормы — не есть полное правовое регулирование этого этапа судебного доказывания.

При исследовании были выявлены значительные упущения: отсутствие определения раскрытия, сроков раскрытия доказательств и ответственности за несоблюдение данной обязанности, что говорит о наличии множества проблем, которые не были проработаны при установлении данной нормы. Раскрытие доказательств и на данный момент остается процедурой, неурегулированной в полной мере.

Литература:

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ [Текст] // Собрание законодательства РФ. — 2002. — 18 ноября.
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 138 ФЗ [Текст] // Российская газета.– 2002. — 20 ноября.
  3. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ [Текст] // Собрание законодательства РФ. — 2018. — 3 декабря.
  4. Баулин О. В. Раскрытие доказательств в новом процессуальном законодательстве [Текст] / О. В. Баулин // Арбитражный и Гражданский процесс. Законодательство. — 2005. — № 4.
  5. Кайзер Ю. В. Особенности правового регулирования раскрытия доказательств как этапа процессуального доказывания [Текст] / Ю. В. Кайзер // Вестник Омского университета. Серия «Право». — 2008. — № 3 (16). — С. 208–211.
  6. Кайзер Ю. В. Характеристика раскрытия доказательств в качестве самостоятельного этапа судебного доказывания [Текст] / Ю. В. Кайзер // Вестник Омского университета. Серия «Право». — 2012. — № 1 (30). — С.92–97

Основные термины(генерируются автоматически): раскрытие доказательств, доказательство, судебное разбирательство, гражданский процесс, раскрытие, судебное доказывание, дело, предел срока, судебное заседание, Гражданский процессуальный кодекс.

Источник: https://moluch.ru/archive/259/59632/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.