Изъятие образцов почерка

Комментарий к СТ 202 УПК РФ

Изъятие образцов почерка

Статья 202 УПК РФ. Получение образцов для сравнительного исследования

Комментарий к статье 202 УПК РФ:

1. Образцы могут быть получены тремя различными способами: а) специальным процессуальным действием (ч. ч. 1 – 3 ст. 202 УПК); б) одним из общих способов собирания доказательств (ст. 86); в) во время проведения экспертизы (ч. 4 ст. 202 УПК).

2. Получение образцов для сравнительного исследования как самостоятельное действие – это процессуальное изъятие органом расследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего объектов, отражающих их биологические или психофизические свойства, с целью проведения экспертизы.

Это действие предназначено для изъятия образцов почерка, голоса, продуктов физиологической деятельности организма (слюна, кровь, волосы), отпечатков пальцев, зубов и др. От других способов получения образцов предусмотренное ч. ч. 1 – 3 ком.

статьи действие отличается следующими признаками: а) образцы отбираются от живых лиц. В противном случае используются любые другие способы собирания доказательств.

Например, для получения образцов почерка обвиняемого производится выемка его автобиографии в отделе кадров по месту работы; б) образцы не обладают признаками вещественных доказательств (незаменимости).

Например, микрочастицы из-под ногтей подозреваемого, сохранившие кровь потерпевшего, изымаются с помощью освидетельствования (ст. 179 УПК); в) такие образцы недоступны для эксперта. Если само лицо подвергается стационарной экспертизе, то получение образцов является частью экспертного исследования. Об этом см. ком. к ч. 4 ст. 202.

3. Образцы для исследования могут быть получены как по инициативе следователя, так и по ходатайству эксперта в добровольном или принудительном порядке (кроме экспериментальных образцов почерка, голоса). Об общих условиях применения мер процессуального принуждения см. ком. к ст. 97.

Как представляется, право государственных органов на принудительное изъятие образцов следует толковать ограничительно. Прежде всего необходимо учитывать, что в ч. 2 ком. статьи предусмотрено: при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

Эта норма отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, согласно которой “достоинство личности охраняется государством. Ничто (выделено мной. – А.С.) не может быть основанием для его умаления”. Слово “ничто” здесь означает – никакая внешняя целесообразность (нужды чрезвычайного или военного положения, борьбы с преступностью, судопроизводства и т.п.

) не дает государству права делать изъятия из принципа уважения человеческого достоинства. Таким образом, на этот принцип не распространяется возможность ограничения конституционных прав и свобод в случаях, названных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Как признал КС РФ в своем Постановлении от 16.05.

1996 N 12-П, в любых правоотношениях личность выступает в качестве не объекта государственной деятельности, а полноправного субъекта, что, в частности, налагает на государство обязанность не нарушать ее достоинство.

Достоинство личности – это осознание самим человеком и признание окружающими людьми того, что он обладает достаточной совокупностью этических и интеллектуальных положительных (социально признанных) свойств. Следовательно, если способ принудительного изъятия образцов так или иначе умаляет названные положительные свойства личности, то он неправомерен.

Так, например, нельзя признать законным изъятие образцов способом, объективно ставящим лицо в положение, порождающее у него чувство стыда, ибо стыдливость есть положительное этическое свойство личности.

С другой стороны, применение силы в случае неправомерного сопротивления со стороны лица получению образцов не посягает на его социально признанные качества, а потому может быть законно. При получении образцов лицо может также претерпевать физическую боль, а в отдельных случаях даже подвергаться опасности для здоровья. Так, по смыслу ст.

35 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности…” при производстве судебной экспертизы запрещается (за исключением случаев добровольного прохождения экспертизы) применять принудительные методы исследований и получения образцов, в том числе если они сопряжены с “несильными” болевыми ощущениями. Следует принять во внимание, что согласно ч. 2 ст.

21 Конституции РФ “никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам”. Опыт же по нормам русского языка определяется как воспроизведение того или иного явления экспериментальным путем либо создание какого-то нового объекта в определенных условиях с целью исследования, испытания .

Но что есть получение образца для проведения экспертизы (в данном случае судебно-медицинской), если не создание нового объекта для исследования и испытания (сравнения)? Если да, то не означает ли это, что принудительное изъятие образцов для судебно-медицинской экспертизы вообще недопустимо без согласия испытуемого лица? Представляется, что ответ на данный вопрос требует распространительного толкования закона. Согласно ч. 1 ст. 22 Конституции РФ каждый человек имеет право на личную неприкосновенность. В ч. 2 той же статьи говорится лишь о том, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Но вполне очевидно, что институт неприкосновенности личности включает в себя также и гарантии против неприкосновенности телесной, или биологической. Таким образом, принудительное изъятие у человека образцов (например, крови, спермы, слюны, волос и т.д.) самым буквальным образом затрагивает его личную неприкосновенность. Однако право на неприкосновенность личности не является абсолютным. Перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 55 Конституции РФ), в том числе прав лиц, пострадавших от преступлений, на судебную защиту (ст. 52 Конституции РФ). По общему смыслу ст. 22 Конституции ее подлинный смысл шире, нежели можно было бы заключить только из буквального толкования ч. 2 этой статьи, и охватывает личную неприкосновенность во всей ее полноте. Поэтому ограничение телесной неприкосновенности, в том числе путем принудительного изъятия у лица образцов для судебно-медицинских исследований, так же как и арест, должно допускаться, на наш взгляд, лишь по решению суда.

——————————–
См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 449.

4. Часть 4 ком. статьи регламентирует особый способ получения образцов для сравнительного исследования – самим экспертом во время проведения экспертизы. Толковать данную норму нужно с учетом запрета эксперту самостоятельно собирать материал для производства экспертизы (п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК; ст.

16 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности…”).

Получение образцов допускается самим экспертом как часть экспертного исследования при соблюдении одного из следующих условий: а) образцы не являются индивидуально-определенными, и место их обнаружения не имеет значения (например, образцы промышленной продукции); б) образцы доступны для эксперта.

Так, если обвиняемый (подозреваемый) находится в медицинском стационаре в связи с производством в его отношении судебной экспертизы, то у него могут быть получены образцы в рамках экспертизы как часть экспертного исследования. Согласно ст. 35 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности…

” получение таких образцов производится в присутствии двух медицинских работников данного медицинского учреждения, а принудительное получение образцов у лиц, направленных на судебную экспертизу в добровольном порядке, не допускается. И наоборот, если обвиняемый как объект исследования недоступен эксперту, то получение образцов производится следователем в порядке ч. ч. 1 – 3 ст. 202 УПК.

Источник: http://UPkod.ru/chast-2/razdel-8/glava-27/st-202-upk-rf/kommentarii

Можно ли отказаться от предоставления образцов голоса либо почерка по уголовному делу

Изъятие образцов почерка

В ходе защиты интересов доверителей по уголовным делам нередко возникает вопрос о предоставлении следственным органам образцов почерка или голоса.

Данный вопрос может возникнуть, например, при необходимости установить принадлежность голоса на записи телефонных разговоров либо принадлежность почерка на документе, являющемся доказательством по уголовному делу.

Стоит отметить что, свидетель, подозреваемый либо обвиняемый по уголовному делу вправе отказаться от дачи показаний в рамках права не свидетельствовать против самого себя, своих близких родственников на основании статьи 51 Конституции РФ.Данное право также относиться к вопросам получения образцов почерка и голоса.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, право каждого не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, гарантированное Конституцией Российской Федерации, ее статьей 51 (часть 1), предполагает право лица отказаться не только от дачи показаний, но и от представления органам предварительного расследования и суду других доказательств, подтверждающих виновность в совершении преступления его самого или других лиц, указанных в данной конституционной норме (Постановление от 25 апреля 2001 года N 6-П; определения от 21 октября 2008 года N 564-О-О, от 24 декабря 2013 года N 1937-О и от 23.10.2014 г. № 2513-О).В тоже время, в статье 202 Уголовно-процессуального кодекса РФ закреплено право следователя получить образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля по делу.Таким образом, в ряде случаев необходимые образцы для сравнительного исследования могут быть получены принудительно.В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 24 сентября 2013 года № 1298-О, Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), и право не свидетельствовать против себя (статья 51, часть 1), не исключает возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств.При получении таких образцов не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство, а потому норма ст. 202 Уголовно-процессуального кодекса РФ, предусматривающая право следователя получить образцы для сравнительного исследования у подозреваемого или обвиняемого, не может рассматриваться как умаляющая достоинство личности, охраняемое государством (статья 21 Конституции Российской Федерации).Таким образом, при отказе подозреваемого или обвиняемого дать образцы для сравнительного исследования, они могут быть получены принудительно. Однако принудительное получение образцов почерка или голоса не представляется возможным.Разумеется, у правоохранительных органов имеется возможность получить так называемые «свободные» и «условно свободные» образцы. Это образцы голоса, почерка полученные без согласия лица. Они могут получаться различными способами. Например, следователь может получить образец почерка, изъяв рукописный текст (образцы свободного почерка в виде блокнотов, записных тетрадей и т.д.) либо использовать образец голоса, полученный в результате оперативно-розыскных мероприятий. Однако юридическая сила подобных образцов порой является достаточно сомнительной.

В частности Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности статьей 202 «Получение образцов для сравнительного исследования» УПК Российской Федерации, установлена специальная процедура указывал (Постановление от 06.11.2014 г. № 27-П, Определения от 25 февраля 2010 г. N 261-О-О, от 24 января 2008 г. N 104-О-О и от 1

декабря 1999 г. N 211-О).В тоже время ничто не мешает правоохранительным органам получить необходимые образцы до возбуждения уголовного дела и предоставить их следователю вместе с другими результатами ОРД, либо применить при производстве следственных действий технические средства фиксации, например, диктофон при производстве допроса.

В последнем случае должны быть соблюдены требования уголовно-процессуального законодательства, участники следственного действия должны быть предупреждены о применении технических средств, о применении технических средств для аудио- видеозаписи делается запись в протоколе.

В любом случае воспользоваться либо нет своим правом отказаться от дачи образцов прочерка либо голоса необходимо решать исходя из конкретных обстоятельств дела. 

Автор текста: Адвокат Комаров Роман Петрович

Источник: https://xn----dtbrojdkckkfj9k.xn--p1ai/content/%D0%BC%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%BE-%D0%BB%D0%B8-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%81%D1%8F-%D0%BE%D1%82-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D1%86%D0%BE%D0%B2-%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%B0-%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D0%BE-%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%83

Статья 202 УПК РФ. Получение образцов для сравнительного исследования

Изъятие образцов почерка

1.

Следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также в соответствии с частью первой статьи 144 настоящего Кодекса у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах, и составить протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса, за исключением требования об участии понятых. Получение образцов для сравнительного исследования может быть произведено до возбуждения уголовного дела.

2. При получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

3. О получении образцов для сравнительного исследования следователь выносит постановление. В необходимых случаях получение образцов производится с участием специалистов.

4. Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

См. все связанные документы >>>

1. Образцы могут быть получены тремя различными способами: а) специальным процессуальным действием (ч. ч. 1 – 3 ст. 202 УПК); б) одним из общих способов собирания доказательств (ст. 86); в) во время проведения экспертизы (ч. 4 ст. 202 УПК).

2. Получение образцов для сравнительного исследования как самостоятельное действие – это процессуальное изъятие органом расследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего объектов, отражающих их биологические или психофизические свойства, с целью проведения экспертизы.

Это действие предназначено для изъятия образцов почерка, голоса, продуктов физиологической деятельности организма (слюна, кровь, волосы), отпечатков пальцев, зубов и др. От других способов получения образцов предусмотренное ч. ч.

1 – 3 комментируемой статьи действие отличается следующими признаками: а) образцы отбираются от живых лиц. В противном случае используются любые другие способы собирания доказательств.

Например, для получения образцов почерка обвиняемого производится выемка его автобиографии в отделе кадров по месту работы; б) образцы не обладают признаками вещественных доказательств (незаменимости).

Например, микрочастицы из-под ногтей подозреваемого, сохранившие кровь потерпевшего, изымаются с помощью освидетельствования (ст. 179 УПК); в) такие образцы недоступны для эксперта. Если само лицо подвергается стационарной экспертизе, то получение образцов является частью экспертного исследования. Об этом см. коммент. к ч. 4 ст. 202.

3. Образцы для исследования могут быть получены как по инициативе следователя, так и по ходатайству эксперта в добровольном или принудительном порядке (кроме экспериментальных образцов почерка, голоса). Об общих условиях применения мер процессуального принуждения см. коммент. к ст. 97.

Как представляется, право государственных органов на принудительное изъятие образцов следует толковать ограничительно. Прежде всего необходимо учитывать, что в ч. 2 комментируемой статьи предусмотрено: при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

Эта норма отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, согласно которой “достоинство личности охраняется государством. НИЧТО (выделено мной. – А.С.) не может быть основанием для его умаления”. Слово “ничто” здесь означает – никакая внешняя целесообразность (нужды чрезвычайного или военного положения, борьбы с преступностью, судопроизводства и т.п.

) не дает государству права делать изъятия из принципа уважения человеческого достоинства. Таким образом, на этот принцип не распространяется возможность ограничения конституционных прав и свобод в случаях, названных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Как признал КС РФ в своем Постановлении от 16 мая 1996 г.

N 12-П, в любых правоотношениях личность выступает в качестве не объекта государственной деятельности, а полноправного субъекта, что, в частности, налагает на государство обязанность не нарушать ее достоинство.

Достоинство личности – это осознание самим человеком и признание окружающими людьми того, что он обладает достаточной совокупностью этических и интеллектуальных положительных (социально-признанных) свойств. Следовательно, если способ принудительного изъятия образцов так или иначе умаляет названные положительные свойства личности, то он неправомерен.

Так, например, нельзя признать законным изъятие образцов способом, объективно ставящим лицо в положение, порождающее у него чувство стыда, ибо стыдливость есть положительное этическое свойство личности.

С другой стороны, применение силы в случае неправомерного сопротивления со стороны лица получению образцов не посягает на его социально признанные качества, а потому может быть законно. При получении образцов лицо может также претерпевать физическую боль, а в отдельных случаях даже подвергаться опасности для здоровья. Так, по смыслу ст.

35 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности…” при производстве судебной экспертизы не запрещается (за исключением случаев добровольного прохождения экспертизы) применять принудительные методы исследований и получения образцов, в том числе если они сопряжены с “несильными” болевыми ощущениями. Следует принять во внимание, что согласно ч. 2 ст.

21 Конституции РФ “никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам”. Опыт же по нормам русского языка определяется как воспроизведение того или иного явления экспериментальным путем либо создание какого-то нового объекта в определенных условиях с целью исследования, испытания .

Но что есть получение образца для проведения экспертизы (в данном случае судебно-медицинской), если не создание нового объекта для исследования и испытания (сравнения)? Если да, то не означает ли это, что принудительное изъятие образцов для судебно-медицинской экспертизы вообще недопустимо без согласия испытуемого лица? Представляется, что ответ на данный вопрос требует распространительного толкования закона. Согласно ч. 1 ст. 22 Конституции РФ каждый человек имеет право на личную неприкосновенность. В ч. 2 той же статьи говорится лишь о том, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Но вполне очевидно, что институт неприкосновенности личности включает в себя также и гарантии против неприкосновенности телесной, или биологической. Таким образом, принудительное изъятие у человека образцов (например, крови, спермы, слюны, волос и т.д.) самым буквальным образом затрагивает его личную неприкосновенность. Однако право на неприкосновенность личности не является абсолютным. Перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 55 Конституции РФ), в том числе прав лиц, пострадавших от преступлений, на судебную защиту (ст. 52 Конституции РФ). По общему смыслу ст. 22 Конституции ее подлинный смысл шире, нежели можно было бы заключить только из буквального толкования ч. 2 этой статьи, и охватывает личную неприкосновенность во всей ее полноте. Поэтому ограничение телесной неприкосновенности, в том числе путем принудительного изъятия у лица образцов для судебно-медицинских исследований, так же как и арест, должно допускаться, на наш взгляд, лишь по решению суда.

——————————–

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 449.

4. Часть 4 комментируемой статьи регламентирует особый способ получения образцов для сравнительного исследования – самим экспертом во время проведения экспертизы. Толковать данную норму нужно с учетом запрета эксперту самостоятельно собирать материал для производства экспертизы (п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК; ст.

16 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности…”).

Получение образцов допускается самим экспертом как часть экспертного исследования при соблюдении одного из следующих условий: а) образцы не являются индивидуально-определенными, и место их обнаружения не имеет значения (например, образцы промышленной продукции); б) образцы доступны для эксперта.

Так, если обвиняемый (подозреваемый) находится в медицинском стационаре в связи с производством в его отношении судебной экспертизы, то у него могут быть получены образцы в рамках экспертизы как часть экспертного исследования. Согласно ст. 35 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности…

” получение таких образцов производится в присутствии двух медицинских работников данного медицинского учреждения, а принудительное получение образцов у лиц, направленных на судебную экспертизу в добровольном порядке, не допускается. И наоборот, если обвиняемый как объект исследования недоступен эксперту, то получение образцов производится следователем в порядке ч. ч. 1 – 3 ст. 202 УПК.

Источник: https://RuLaws.ru/upk-rf/CHAST-VTORAYA/Razdel-VIII/Glava-27/Statya-202/

Возможно ли принудительное изъятие образцов для сравнительного исследования

Изъятие образцов почерка

Согласно ч. 1 ст. 202 УПК РФ следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также в соответствии с ч. 1 ст.

144 того же Кодекса у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах.

При этом в данной статье не конкретизируется, каким именно образом следователь вправе получать такие образцы — принудительно или только с согласия того, у кого они изымаются.

Данная норма нередко, в том числе и в судебной практике, толкуется так, что предполагает возможность принудительного (силового) изъятия образцов, как у обвиняемого и подозреваемого (по аналогии закона), так и у потерпевшего и свидетеля1.

Действительно, по правилам п. 4 ч. 5 ст. 42 УПК РФ2 потерпевший не вправе уклоняться от прохождения освидетельствования, от производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования.

 Статья 308 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования.

Сравнение этих норм позволяет заключить, что УПК и УК РФ исходят из возможности применения принуждения (в том числе в случае необходимости изъятия образцов) лишь к потерпевшему.

Однако в отношении свидетеля, обвиняемого и подозреваемого закон не предусматривает применение принуждения, а тем более возможности принудительного (силового) изъятия образцов. Более того, ч. 2 ст.

9 УПК РФ прямо устанавливает, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию3, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Кстати, именно элементом насилия над личностью принудительное (силовое) изъятие образцов (если, конечно, допустить, что оно вообще возможно), когда это связано с нарушением телесной неприкосновенности (например, при заборе крови и т. п.

), и может отличаться от других принудительных силовых действий: обыска, выемки, а также освидетельствования4, при которых воздействие направлено непосредственно не против лица, а против предметов. Согласно ч. 1 ст. 22 Конституции РФ каждый человек имеет право на личную неприкосновенность, которая предполагает в первую очередь неприкосновенность самого тела человека. Не означает ли это, что силовое изъятие образцов для судебной экспертизы вообще недопустимо без согласия испытуемого лица?

Представляется, что в любом случае правомочие органов предварительного расследования и суда на принудительное изъятие образцов следует толковать ограничительно.

В уголовно-процессуальном праве применять принуждение по аналогии в принципе недопустимо в силу используемого в нем метода правового регулирования, ибо в этой области может быть «разрешено только то, что разрешено».

Поэтому если в отношении обвиняемого или подозреваемого, свидетеля, представителей юридических и иных физических лиц законодатель не разрешил изъятие образцов под угрозой применения мер принуждения (хотя имел для этого полную возможность), а сделал это лишь в отношении потерпевшего, значит, такова его воля.

В части 2 ст. 202 УПК РФ предусмотрено, что при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. Это отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, согласно которой «достоинство личности охраняется государством.

Ничто не может быть основанием для его умаления». Слово «ничто» здесь буквально означает — никакая внешняя целесообразность (в том числе нужды чрезвычайного или военного положения, борьбы с преступностью, судопроизводства и т. п.) не дает государству права делать изъятия из принципа уважения человеческого достоинства.

Таким образом, на принцип защиты достоинства личности не распространяется возможность ограничения конституционных прав и свобод даже в случаях, названных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Следовательно, если способ принудительного изъятия образцов так или иначе умаляет достоинство (то есть положительную самооценку) личности, он неправомерен.

При получении некоторых образцов лицо может также претерпевать физическую боль, а в отдельных случаях даже подвергаться опасности для здоровья. Однако по смыслу ст. 35 Федерального закона от 31.05.

2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»5 при производстве судебной экспертизы запрещается применять методы исследований и получения образцов, если они сопряжены с сильными болевыми ощущениями или способны отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством РФ.

Более того, согласно ч. 2 ст. 21 Конституции РФ «никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».

Опыт же, по нормам русского языка, определяется как воспроизведение того или иного явления экспериментальным путем либо создание какого-то нового объекта в определенных условиях с целью исследования, испытания6.

Но что есть получение образца для проведения экспертизы, если не создание нового объекта для исследования и испытания (сравнения)? В этом смысле экспертиза с использованием образцов для сравнительного исследования есть не что иное, как медицинский, научный или иной опыт.

Правоприменитель обязан соблюдать и требования, изложенные в постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ. В определении от 16.12.2004 № 448-О7 сказано следующее. Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и закрепленное ст.

49 (части 1 и 2) Конституции РФ право не доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, являются в силу ее ст. 18 непосредственно действующими. Эти права должны обеспечиваться правоприменителем на основе закрепленного в ч. 1 ст.

15 Конституции РФ требования о прямом действии конституционных норм.

Поэтому соответствующие должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, обязаны разъяснить лицу, подозреваемому или обвиняемому в преступлении, его право отказаться от дачи показаний и от предоставления иных доказательств по поводу совершенного деяния, не оказывая на него давления или принуждения в целях получения доказательств, подтверждающих обвинение. Такая позиция изложена Конституционным Судом РФ в постановлении от 25.04.2001 по делу о проверке конституционности ст. 265 УК РФ.

Вместе с тем закрепление в Конституции РФ права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее ч. 3 ст. 55.

Таким образом, Конституционный Суд РФ:

а) недвусмысленно выводит из права обвиняемого не свидетельствовать против самого себя право не предоставлять и иные доказательства своей виновности8;

б) допускает проведение процессуальных действий независимо от согласия подозреваемого и обвиняемого с их участием;

в) требует последующего судебного контроля за этими действиями.

При этом следует отметить существенное различие между правом обвиняемого (подозреваемого) не предоставлять доказательства против самого себя и его безусловной обязанностью участвовать в процессуальном действии.

Однако процессуальное действие не сводится лишь к принудительному элементу (до которого дело может и не дойти — вспомним обыск), а включает определенную процедуру, в том числе разъяснение прав и обязанностей, заслушивание заявлений и ходатайств участников, составление протокола.

Поэтому можно (и нужно) принимать участие в таком действии, но в ходе его возможен и отказ от предоставления образца.

В определении от 24.09.

2013 № 1297-О9 Конституционный Суд РФ развил изложенную выше позицию, дополнив ее указанием на необходимость соблюдения требования соразмерности ограничения права на неприкосновенность личности при изъятии образцов: Конституция РФ, гарантируя каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом ч. 2 ст.

45, и право не свидетельствовать против себя ч. 1 ст. 51, не исключает возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств. В соответствии с требованиями ч. 3 ст.

55 Конституции РФ УПК РФ предусматривает возможность производства процессуальных действий (в том числе получения образцов для сравнительного исследования) и применения мер принуждения, связанных с ограничением права граждан на личную неприкосновенность, в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6), обеспечивая обоснованность и соразмерность ограничений указанного права, а также требует судебного контроля за производством данных действий, предоставляя заинтересованным лицам право на судебную защиту их прав и свобод (определения КС РФ от 03.07.2007 № 594-О-Пи от 13.10.2009 № 1232-О-О).

В приведенных выше решениях Конституционного Суда РФ также отсутствует утверждение, что само по себе изъятие образцов может производиться силовым образом, а говорится лишь о соразмерном применении мер принуждения.

Причем вряд ли кто-нибудь решится всерьез оспаривать: такое принуждение (впрочем, как и любое другое государственное принуждение) может производиться лишь в законном, то есть установленном УПК РФ порядке, а значит, здесь имеются в виду меры процессуального принуждения.

Но УПК РФ содержит целый раздел IV, который посвящен урегулированию именно мер процессуального принуждения. Так, согласно ст. 111 (гл. 14) в целях обеспечения установленного данным Кодексом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому следующие меры процессуального принуждения:

— обязательство о явке;

— привод;

— временное отстранение от должности;

— наложение ареста на имущество.

Однако ни одна из перечисленных мер принуждения явно не предназначена для изъятия образцов.

А в части 2 той же статьи сказано: «В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание». Следовательно, лишь к потерпевшему и свидетелю, если они отказываются добровольно предоставить образцы, можно применить меру принуждения в виде денежного взыскания в порядке ст.ст. 117–118 УПК РФ10. Эту меру можно рассматривать и как соразмерное ограничение права на личную неприкосновенность указанных участников процесса. Она понуждает к недобровольному согласию на предоставление образцов чисто правовыми средствами (правовое принуждение), а именно под угрозой наказания.

С учетом указанных выше конституционно-правовых запретов (ст.ст. 21, 22 Конституции РФ), приведенных позиций Конституционного Суда РФ и по прямому смыслу УПК РФ изъятие образцов для сравнительного исследования возможно в следующих альтернативных вариантах:

а) в добровольном порядке;

б) таким образом, чтобы это не затрагивало несоразмерно принцип неприкосновенность личности, а именно:

— путем обеспечения физического присутствия, в том числе посредством доставления или привода обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего;

— при условии разъяснения участникам этого процессуального действия их прав и обязанностей;

— в случае отказа от добровольного предоставления образцов — с последующим применением мер процессуального принуждения в виде денежного взыскания, налагаемого на потерпевшего11 или свидетеля.

Что же касается обвиняемого (подозреваемого), то факт остается фактом: УПК не предоставляет следователю или суду правомочия принудительно изымать у них образцы для сравнительного исследования, — по-видимому, чтобы не нарушать презумпцию невиновности и право хранить молчание (в широком смысле). Но тогда, как можно обеспечить интересы правосудия, если по делу необходимо исследование образцов, получаемых от обвиняемого, а это не представляется возможным.

Как ни странно, на помощь здесь приходит УК РФ. Согласно недавно введенному примечанию 2к ст. 264 (в ред. Федерального закона от 03.07.

2016 № 328-ФЗ12) лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается в том числе лицо, управляющее транспортным средством, которое не выполнило законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ.

То есть необходимость в получении образцов от подозреваемого здесь просто отпадает, ибо состояние опьянения считается доказанным. Его молчание (отказ проходить медицинское освидетельствование) обращается против него же.

Таким образом, на данный момент ничто не мешает суду учесть и отказ обвиняемого (подозреваемого) в добровольном предоставлении образцов для сравнительного исследования в качестве изобличающего доказательства (так называемая улика поведения) в числе других доказательств и фактов при решении вопроса о его виновности в совершении преступления.

Источник: https://pravo163.ru/vozmozhno-li-prinuditelnoe-izyatie-obrazcov-dlya-sravnitelnogo-issledovaniya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.