Определение апелляционной коллегии верховного суда

Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 06.03.2018 N АПЛ18-32

Определение апелляционной коллегии верховного суда

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 марта 2018 г. N АПЛ18-32

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Крупнова И.В.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению П. о признании частично недействующим Типового договора социального найма жилого помещения, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21 мая 2005 г. N 315,

по апелляционной жалобе П. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2017 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения против доводов апелляционной жалобы представителя Правительства Российской Федерации Ц., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 21 мая 2005 г. N 315 утвержден Типовой договор социального найма жилого помещения (далее – Типовой договор социального найма жилого помещения).

Нормативный правовой акт официально опубликован в “Российской газете” 27 мая 2005 г., N 112, в Собрании законодательства Российской Федерации 30 мая 2005 г., N 22.

П.

обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующим Типового договора социального найма жилого помещения в части, допускающей подписание договора нанимателем без подписей совершеннолетних членов его семьи или без их письменного согласия на заключение договора одним лицом (нанимателем), ссылаясь на противоречие такого положения части 2 статьи 1 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее также – ЖК РФ), пункту 1 статьи 9, статьям 24, 154, пункту 2 статьи 672 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее также – ГК РФ), и нарушающим ее право осуществлять жилищные и гражданские права самостоятельно, нести имущественную ответственность, выражать свою волю при совершении сделок от своего имени в письменной форме.

В обоснование заявленного требования указала, что при заключении договора социального найма от 5 декабря 2011 г.

N 11214 был использован Типовой договор социального найма жилого помещения, в котором без ее ведома она была указана в качестве члена семьи нанимателя; в дальнейшем этот договор социального найма являлся доказательством в гражданском деле, по результатам рассмотрения которого судом в солидарном порядке с нее как члена семьи нанимателя была взыскана плата за коммунальные услуги и проживание в жилом помещении, в котором она фактически не проживала.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2017 г. в удовлетворении административного искового заявления П. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда первой инстанции, ссылаясь на его незаконность, и принять по делу новое решение, которым удовлетворить заявленное требование.

Полагает, что на основании части 3 статьи 69 ЖК РФ Типовой договор социального найма жилого помещения подлежит подписанию всеми членами семьи нанимателя или нанимателем с их письменного согласия, поскольку относится к многосторонним договорам, и лишь в этом случае возможна солидарная ответственность проживающих в одном жилом помещении совершеннолетних лиц по обязательствам, возникающим из договора социального найма.

П.

и ее представитель М. в судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены в установленном законом порядке.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

На основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие этого акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Приведенные требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации были выполнены судом первой инстанции.

Основные начала жилищного законодательства предусматривают, что граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими. Граждане свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований (часть 2 статьи 1 ЖК РФ).

Правительство Российской Федерации вправе издавать постановления, содержащие нормы, регулирующие жилищные отношения, на основании и во исполнение указанного выше кодекса, других федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации (часть 4 статьи 5 ЖК РФ).

В силу статьи 63 ЖК РФ договор социального найма жилого помещения заключается в письменной форме на основании решения о предоставлении жилого помещения жилищного фонда социального использования (часть 1). Типовой договор социального найма жилого помещения утверждается Правительством Российской Федерации (часть 2).

С учетом изложенного выше, суд первой инстанции правильно исходил из того, что нормативный правовой акт, которым был утвержден оспоренный в части Типовой договор социального найма, принят Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных ему федеральным законодателем полномочий, с соблюдением установленных требований к форме нормативного правового акта, порядку его принятия, опубликования и введения в действие.

Разрешая заявленное требование, суд первой инстанции правильно исходил из того, что ЖК РФ не устанавливает требования о необходимости подписания договора социального найма жилого помещения всеми совершеннолетними членами семьи нанимателя или нанимателем лишь с их письменного согласия.

Так, в силу статьи 60 ЖК РФ, раскрывающей понятие договора социального найма жилого помещения, по этому договору одна сторона – собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне – гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных Кодексом (часть 1).

Следовательно, из содержания определения договора социального найма жилого помещения усматривается, что сторонами данного договора являются наймодатель и наниматель.

При этом в соответствии с частями 2 и 3 статьи 69 ЖК РФ члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности и должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.

Часть 2 статьи 82 ЖК РФ предусматривает, что дееспособный член семьи нанимателя с согласия остальных членов своей семьи и наймодателя вправе требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма вместо первоначального нанимателя. Такое же право принадлежит в случае смерти нанимателя любому дееспособному члену семьи умершего нанимателя.

Доводы апелляционной жалобы о противоречии оспариваемого положения нормативного правового акта пункту 2 статьи 672 ГК РФ судом первой инстанции проверялись, и правильно признаны несостоятельными, основанными на ошибочном толковании данной нормы закона, не свидетельствующей об обязательности заключения договора социального найма нанимателем лишь при выдвижения такого требования всеми совершеннолетними членами семьи нанимателя, проживающих с ним в одном жилом помещении, как ошибочно полагает П.

В соответствии с приведенной выше нормой ГК РФ, проживающие по договору социального найма жилого помещения совместно с нанимателем члены его семьи пользуются всеми правами и несут все обязанности по договору найма жилого помещения наравне с нанимателем. По требованию нанимателя и членов его семьи договор может быть заключен с одним из членов семьи. В случае смерти нанимателя или его выбытия из жилого помещения договор заключается с одним из членов семьи, проживающих в жилом помещении.

Данная норма закона предусматривает возможность выбора нанимателя по усмотрению членов семьи, а также изменение в договоре социального найма жилого помещения первоначального нанимателя на одного из членов семьи нанимателя, что полностью согласуется с приведенными выше положениями ЖК РФ о сторонах договора социального найма жилого помещения. В связи с этим утверждения П. якобы о имеющихся противоречиях в регулировании ГК РФ и ЖК РФ по существу рассматриваемого вопроса несостоятельны.

Ссылки апелляционной жалобы о нарушении прав членов семьи нанимателя самостоятельно осуществлять свои жилищные права и нести имущественную ответственность фактически сводятся к несогласию с конкретными правоприменительными решениями о взыскании задолженности по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги и не могут быть основанием для вывода о несоответствии оспоренного положения Типового договора социального найма жилого помещения нормативным правовым актам большей юридической силы.

Оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 – 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу П. – без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

И.В.КРУПНОВ

Источник: https://gkrfkod.ru/pract/apelliatsionnoe-opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-06032018-n-apl18-32/

Дело № АПЛ15-262 от 16.07.2015 – Апелляционная коллегия, апелляция

Определение апелляционной коллегии верховного суда

г. Москва16 июля 2015 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Манохиной Г.В., членов коллегии Зайцева В.Ю., Меркулова В.П. при секретаре Горбачевой Е.А. с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Подова А И о признании недействующим абзаца четвертого пункта 2 постановления Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г.

№ 941 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно- исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации» по апелляционной жалобе Подова А.И. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2015 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения заявителя и его представителя Кислушкина О.А., которые поддержали апелляционную жалобу, представителей Правительства Российской Федерации Марьяна Г.В.

, Курсаева А.В., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф.

, полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федера­ ции от 22 сентября 1993 г. № 941 (далее – Постановление), опубликованным 4 октября 1993 г.

в Собрании актов Президента и Правительства Российской Федерации, № 40, регулируется порядок исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации.

Абзац четвертый пункта 2 Постановления, введенный постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 2012 г.

№ 854, предписы­ вает в выслугу лет для назначения пенсии лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, поступившим на службу до 1 января 2012 г.

, засчитывать время обучения их до поступления на службу в гражданских образовательных организациях высшего образования либо в профессиональных образовательных организациях в пределах пяти лет из расчета два месяца учебы за один месяц службы.

Подов А.И., проходивший службу в органах внутренних дел, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании приведенной нормы недействующей, ссылаясь на то, что она противоречит Закону Российской Федерации от 12 февраля 1993 г.

№ 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (далее – Закон о пенсионном обеспечении) и ограничивает его право на включение в выслугу лет периодов обучения в среднем специальном учебном заведении в отсутствие диплома о соответствующем образовании.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2015 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней Подов А.И. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении заявленного требования, считая, что судом первой инстанции допущены нарушения норм материального и процессуального права.

По мнению заявителя, суд ошибочно указал в решении, что заявитель фактически ставит вопрос об установлении более льготных условий назначения пенсии; зачет в выслугу лет времени обучения является льготой, позволяющей увеличивать выслугу для назначения пенсии; этот зачет носит стимулирующий характер, имеет целью поощрение к поступлению на службу в органы внутренних дел лиц, имеющих соответствую­ щее профессиональное образование (среднее профессиональное или высшее).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

Применявшаяся по общему правилу до 1 января 2012 г. статья 63 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г.

№ 4202-1, устанавливала, что пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел осуществляется в соответствии с действующим законодательством, а порядок исчисления выслуги лет для назначения сотрудникам органов внутренних дел пенсии определяется Правительством Российской Федерации.

При этом законодатель в части второй названной статьи предусмотрел, что в выслугу лет сотрудникам органов внутренних дел засчитывается время учебы на очных отделениях высших и средних специальных учебных заведений из расчета два месяца учебы за один месяц службы.

С учетом указанного Положения Закон о пенсионном обеспечении, определяя условия, нормы и порядок пенсионного обеспечения, в том числе сотрудников органов внутренних дел, в статье 18 закрепил возможность включения в выслугу лет для назначения им пенсии времени учебы до определения на службу (но не более пяти лет) из расчета один год учебы за шесть месяцев службы (часть первая) и отнес определение порядка исчисления выслуги лет к полномочиям Правительства Российской Федерации (часть третья).

Действуя в рамках предоставленных ему полномочий, Правительство Российской Федерации в Постановлении также предусмотрело исчисление выслуги лет для сотрудников органов внутренних дел с учетом времени их обучения до поступления на службу в гражданских высших образовательных учреждениях либо в средних специальных образовательных учреждениях в пределах пяти лет из расчета два месяца учебы за один месяц службы (абзац второй пункта 2). В действующей редакции пункта 2 Постановления, оспариваемой заявителем, данное правило распространяется на сотрудников органов внутренних дел, поступивших на службу до 1 января 2012 г. (абзац четвертый).

Таким образом, из содержания абзаца четвертого пункта 2 Постановления следует, что он предписания, которые противоречили бы Закону о пенсионном обеспечении, не закрепляет, несоответствия оспариваемого положения каким- либо иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, также не имеется.

Указание в обжалуемом решении суда, что названный порядок зачета в выслугу лет периодов, не связанных со службой в органах внутренних дел, представляет собой льготу, позволяющую увеличивать выслугу для назначения пенсии, является правомерным, согласуется с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определениях от 17 июля 2007 г.

№ 526-0-0, от 16 июля 2013 г. № 1142-0.

Поскольку Постановление в оспариваемой части не содержит положений, противоречащих правовым нормам большей юридической силы, суд первой инстанции, руководствуясь частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правильно отказал в удовлетворении заявленного требования.

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих вывод суда о законности оспариваемого нормативного положения, основания считать такой вывод ошибочным отсутствуют.

Несогласие заявителя со вступившим в законную силу решением район­ ного суда по гражданскому делу по его иску не может свидетельствовать о незаконности обжалуемого решения, вынесенного в рамках абстрактного нормоконтроля.

Проверка правильности применения судом правовых норм при рассмотрении конкретного дела осуществляется вышестоящим судом по прави­ лам, установленным для обжалования судебных постановлений, а не судом первой инстанции в порядке, регламентированном главой 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2015 г.

оставить без изменения, апелляционную жалобу Подова А И – без удовлетворения.

Председательствующий Г.В. Манохина Члены коллегии В.Ю. Зайцев В.П. Меркулов

Источник: https://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/%D0%B0%D0%BF%D0%BB15-262/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.